бтр 80 модель

В чём преимущество социализма над капитализмом? Ну, хотя бы в том, что при социализме вместо бессмысленной конкуренции – стандартизация и унификация. Это капиталисты делают тысячу видов люстр, по пять тысяч штук для каждого вида, а мы делаем пять видов, зато по миллиону штук для каждого вида . Может, не так красиво, зато дёшево!

К 1960-м гг. назрела необходимость создать новый тип танка – основной боевой, ОБТ, способный заменить все предыдущие типа. США в ответ на этот вызов и создали свой знаменитый “Абрамс”, остающийся самым массовым танком НАТО до сих пор.

А что же сделал СССР, как он подошёл к решению проблемы? Подошёл с размахом, создав сразу четыре проекта танков под один и тот же заказ: Т-64, Т-72, Т-80 и Т-80У (одинаковые цифорки не должны смущать, танки были разные). Строить решили все сразу, одновременно. Мало того: в 1975 году, когда производство Т-64 шло уже 6 лет, а Т-72 – два года, одновременно продолжали строить Т-62 и доисторический Т-55. Когда два этих старца сняли с конвейера, на него пустили новые Т-80 и Т-80У. На всякий случай на вооружении в войсках (не на базах хранения!) оставляли ещё и Т-54, ПТ-76, Т-44, Т-10, ИС-3 (для всех для них были нужны запчасти, моторы и тому подобное).

16 лет ушло у американцев на создание универальной БМП (боевой машины пехоты), призванной заменить старый М-113. Появившаяся в 1981 “Бредли” была, есть и ещё много лет, если не десятилетий, будет оставаться основной БМП американской армии. СССР намного обогнал США: уже вВ 1966 началось производство БМП – 1. Сразу после начала войны в Афганистане оказалось, что машина – замечательная, но солдаты почему-то считают её передвижным гробом и на марше внутрь не садятся Срочно форсировали пуск в производство БМП-2 (с 1980 года). Несложно догадаться, что появление новой машины не помешало продолжать строить старую. В 1987 году началось производство БМП-3 – хорошо бронированный, с мощнейшим (танковым) вооружением, современной электроникой; машина получилась настолько замечательной, что её закупали Южная Корея, Кувейт и ОАЭ. Ну теперь-то древнюю БМП-1 убрали из производственных планов? А вот и нет, больше года на конвейере были три БМП разом.

Уже к концу 70-х нищие США решили ограничиться одной самоходкой – “Палладин”. С заоблачных вершин марксизма-ленинизма презрительно глядел на загнивающую Америку безмерно богатый Советский Союз, одновременно держащий на конвейере “Гвоздику”, “Акацию”, “Тюльпан”, “Гиацинт”, “Пион” и “Нону”. Та же история была с бесчисленными БТР, БМД, БРДМ. На гигантской территории от Эльбы до Пхеньяна и от Эфиопии до Новой Земли расположился почти миллион единиц бронетехники советского производства, и бесконечное разнообразие их основых узлов, ходовых, систем управления вызвало бы инфаркт у американского офицера-снабженца.

Бронетехникой дело не ограничивалось. Все советские авианосцы – Новороссийск, Горшков, Кузнецов, Варяг и Ульяновск – строились фактически по индивидуальным проектам, равно как и все четыре тяжёлые (по западной классификации – линейные) крейсера “Орлан”. На одном заводе в Ленинграде строились сразу два типа эсминцев – проекта 956 и проекта 1155. Одновременно строились два разных типа фрегатов – сторожевики проектов 1135 и 11540. Пока США и другие европейские страны строили по два типа подлодок (США – только “Лос-Анджелос” и “Огайо”), СССР одновременно строил дюжину типов Типы_подводных_лодок_ВМ…

Дело, конечно, не в одном ВПК. Наивно полагать, что всей экономикой СССР управляли Госплан и ЦК. В реальности к середине 80-х Госплан непосредственно управлял распределением всего нескольких сот товарных позиций из гигантского справочника Госкомцен, в котором насчитывалось сильно больше миллиона наименований. Даже при Сталине на заседаниях Политбюро определялось всего два показателя – валовой сбор зерновых и общий экспорт. Конечно, центральная власть пыталась заниматься долгосрочным планированием, но текущая деятельность была полностью отдана на откуп “красным директорам”.

Реально экономикой управляли директора заводов. Рынок в СССР работал и процветал, но этот рынок управлялся не поганым буржуазным долларом, а связями, принципом “ты мне – я тебе”, личными контактами в среде бюрократии и тому подобным (на этот счёт в своё время были написаны целые горы научных работ).

Западная корпорация могла разработать новую модель и потом выбрать производственную площадку для этой модели, или даже запустить на всех площадках сразу. В СССР это было невозможно. Чтобы запустить одну модель на двух заводах, директорам заводам нужен был одинаковый набор ресурсов. В рыночной экономике всё просто: пошёл и купил. В экономике бюрократического торга добиться одинакового набора ресурсов для двух разных директоров было задачей нереальной: не могло быть у двух разных директоров одинаковых связей и неявных контрактов с поставщиками, как не может быть у двух разных людей одинаковых кругов общения и знакомств.

Неудивительно, что реально вся проектная деятельность велась в конструкторских бюро при заводах. Если что-то принципиально новое разрабатывалось в каком-нибудь московском НИИ и потом спускалось на уровень завода, на этом самом уровне его переделывали до неузнаваемости. Главным фактором успеха КБ было не качество его разработки, а влияние директора завода, к которому этот КБ относился. Центральная власть оценивала успех завода по валовому выпуску, поэтому можно было гнать старьё или брак – неважно, нужны они оказывались кому-то или нет. Завод не мог прогореть и обанкротиться: государственные банки выдавали “кредиты”, но возврат “кредитов” был делом полудобровольным. Закрытие завода, даже самого маленького, ставило крест на карьере местного партийного начальника, и потому посреди крупных мегаполисов продолжали дымить фабричные трубы.

Но мы ушли слишком далеко. Вернёмся к ВПК. Одновременное производство Т-64, Т-72 и Т-80У объяснялось не какими-то важными различиями в тактико технических характеристиках (хотя они были), а больше тем, что за власть в 1970-е боролись три фракции внутри ЦК: днепропетровские (хохлы), свердловские (уральцы) и ленинградские. Первые хотели делать свой танк в Харькове, вторые – свой танк в Нижнем Тагиле, третьи продвигали танк с газотурбинным двигателем, потому что под Ленинградом был построен большой завод газотурбинных двигателей. Брежнев не хотел лишний раз ссориться и принял мудрое решение – производить всё сразу. Это один пример, но подобных примеров были тысячи и тысячи.

Плановая экономика не приводит к стандартизации и снижению издержек. Да и вообще ни к чему хорошему не приводит.

Такие дела.

5 thoughts on “бтр 80 модель

  1. Это дух Полит-патруля вселился в паблик, повезло ещё, что это не жёлтый таджик

Leave a Comment