ems в ташкенте

Вадим Храпачёв – Танец
продолжительность = 0.42 мин.

Вадим Храпачёв – Финал
продолжительность = 0.42 мин.


Вадим Храпачёв Электронные композиции для к/ф Полёты во сне и наяву 7″ (2016)

Летом этого года нам удалось убедить заслуженного деятеля искусств Украины, кинокомпозитора Вадима Храпачёва поделиться с миром оригинальными фонограммами для художественного фильма Полёты во сне и наяву, снятого Романом Балаяном на киностудии имени Aлександра Довженко и вышедшего на экраны в 1983 году. И мы несказанно рады что нам выпала честь представить этот уникальный материал на пластинке.

Поиск в хорошем качестве двух электронных композиций, звучащих в фильме, долго сводил с ума не только серьёзных и опытных меломанов, но и просто любителей потанцевать под ненавязчивое диско. До сих пор никому как следует не удавалось связаться с композитором и уточнить все детали по поводу саундтрека к Полётам, и постепенно по интернету расползлись слухи о том, что это могли бы быть вовсе и не его работы, а, например, какие-то секретные записи Вангелиса или неизданные опусы . Помимо этого, внимательные слушатели предполагали что все партии этих песен прописаны на легендарном аналоговом синтезаторе Synthi 100 производства английской фирмы EMS, единственном экземпляре на весь Союз в то время. И вот настал момент истины.

Первая сторона этой 7″ пластинки, Танец та самая тема, которая звучит фоном на приеме у скульптора, в оригинальной тональности и темпе, в котором её подготовил композитор для картины. Поскольку работа с фильмом, как правило, диктует очень жесткие хронометражные рамки, то плёнку с этой композицией, вероятней всего, немного ускорили для достижения максимальной синхронизации музыки со сценой. Нам ещё предстоит позвонить режиссёру Роману Балаяну и прояснить эту деталь. К сожалению, поиски “ускоренной” версии в приемлемом качестве успехом не увенчались, но, на наш взгляд, оригинальная композиторская работа имеет более органический и естественный грув (впрочем, на любой современной вертушке всегда можно добиться желаемой скорости и высоты тона, если это так небходимо).

Небезынтересна и вторая композиция под названием Финал, фрагменты которой можно услышать в начале и в конце фильма. В середине этой темы присутствуют несколько повторяющихся струнных аккордов, исполненных государственным симфоническим оркестром УССР под управлением Фёдора Глущенко, давнего друга и коллеги композитора. Изначально они были записаны на пленку в Киеве и позже сведены и зациклены Храпачёвым на многодорожечном магнитофоне в Москве, где композитор завершал работу для картины. И да, информация о том, что при записи использовался легендарный Синти 100 в итоге подтвердилась, и в конце Финала как раз можно услышать тот редкий момент когда звучат все 12 генераторов этого культового инструмента, заканчивая песню мощным электрифицированным аккордом.

Обе записи и настройку синтезатора ассистировал штатный звукорежиссер всесоюзной грамфирмы Мелодия Юрий Богданов, который приложил руку к большинству издаваемых ею пластинок. Он же играл в Танце на гитаре. Сам синтезатор на тот момент располагался в одной из малых студий грамфирмы и числился на балансе Мелодии. Примечателен и тот факт, что в конце 80-х грамфирмой была собрана 10″ пластинка с избранными работами Храпачёва: в неё, помимо вышеупомянутых электронных тем, должны были входить композиции для фильмов Два гусара Вячеслава Криштофовича и Поцелуй Романа Балаяна. Материал для пластинки был фактически готов, прошел ОТК, но по какой-то причине не прошел худсовет, а вскоре Мелодия и вовсе развалилась. Развал Мелодии в начале 90-х большая утрата, ощутима для всех любителей винила и по нынешний день, так как вместе с некоторыми редкими и неизданными записями в это же время навсегда были утрачены все заводы (а их было немало: в Апрелевке, Москве, Ташкенте, Риге, Ленинграде), а оборудование вывезено в неизвестном направлении.

Что касается Synthi 100, то судьба этого незаурядного инструмента сложилась не так уж и плохо. Изобретённый в Великобритании инженером русского происхождения Питером Зиновьевым, синтезатор попал в СССР в середине 70-х благодаря стараниям Дмитрия Шостаковича. Самой большой волной интереса к инструменту можно обозначить 80-е: в те времена на нем творили как именитые композиторы, так и поп-продюсеры. Перечень музыкантов, соприкасавшихся с синтезатором получается внушительным: помимо Вадима Храпачёва, его использовали композиторы , , , Борис Петров, , Виктор Бабушкин, ; джаз-, рок- и поп-звёзды Александр Градский, Игорь Лень, , Павел Овсянников, ну и само собой звукорежиссер и гитарист Юрий Богданов, который, пожалуй, лучше всех разбирался в тонкостях настройки этого аппарата и плотно работал вместе с композиторами на записях, связанных с этим инструментом.

Но самым плодотворным и активным пользователем Синти 100 был, естественно, Эдуард Артемьев. Студия Мелодии, где находился синтезатор, была по сути его собственной лабораторией по исследованию электронных тембров. Именно в 80-х было выпущено большинство его дисков, которые частично или почти полностью состояли из звуков, смоделированных на Синти 100. Тем не менее, полноформатных релизов, полностью посвященным этому синтезатору было очень мало: помимо пластинок Артемьева можно упомянуть разве что LP Память, довольно интересную и очень недооцененную работу пианиста и композитора Бориса Петрова.

Под конец 80-х интерес публики к синтезатору постепенно угас, а в начале 90-х состояние инструмента было близким к катастрофе очевидцы утверждают, что видели его внутренности чуть ли не на мусорке. Тем не менее, основные сохранившиеся блоки синтезатора загадочным образом всплыли в плачевном состоянии под конец двухтысячных в Канаде, где пару лет этот инструмент мучительно восстанавливали. Ныне советский Синти 100 пребывает в канадском Национальном музыкальном центре () в порядке и добром здравии.

Электронные композиции для кинофильма Полёты во сне и наяву единственные работы Вадима Храпачёва, в которых использовался Синти 100. У композитора еще достаточно интересных электронных произведений, но с применением уже более современных аналоговых синтезаторов. За свою продолжительную композиторскую карьеру Вадим Храпачёв написал саундтреки к более чем сотне произведений киноискусства, включая как игровое кино, так и документальные и анимационные фильмы, а также сочинял музыку для театральных постановок. Как профессионал высшего класса он легко мог переключаться между жанрами, сохраняя при этом свой характерный почерк среди его работ можно встретить и джаз, и классику, и электронную музыку, в общем то, что максимально подходит по настроению к ключевым моментам той или иной кинокартины. Будем надеяться, что большинство работ Храпачёва нам удастся представить в будущем на пластинках. Как выяснилось из нашего недавнего с ним разговора, не все произведения, учитывая тогдашнюю специфику кинопроизводства, удалось сохранить, но это уже другая история.

О самом фильме Полёты во сне и наяву, равно как и его звёздном составе и поистине культовом статусе (в год его активного показа в 1983 году фильм посмотрело более шести миллионов зрителей), пожалуй, много говорить не будем, приведем всего несколько интересных фактов, парочку из которых нам поведал сам композитор:

– ни для кого не секрет, что по оригинальному сценарию Виктора Мережко герой Янковского в финале картины должен был погибнуть. И режиссёр фильма Роман Балаян вместе со сьемочной группой приняли единственное правильное решение, переделав концовку и сделав её открытой под композицию Финал главный герой как бы погружается в эмбриональное состояние, зарываясь в стог сена.

– помимо электронных композиций, абсолютно весь саундтрек, включая джазовый кавер на Strangers In The Night, был сочинён Вадимом Храпачёвым, исключение составляет лишь Разноцветные ярмарки в исполнении Валерия Леонтьева, которая звучит под конец фильма.

– несмотря на то, что программирование и синтезирование струнных тембров на синтезаторе Синти 100 довольно трудоемкое занятие (как-никак 12 генераторов), обе композиции были записаны довольно быстро в день рождения Балаяна, 15 апреля, и на следующий день, 16 апреля 1982 года.

– побывав на одном из показов фильма в Киеве в 1983 году, композитор наблюдал как публика, в основном суровые мужики, покидала кинотеатр после окончания сеанса вся в слезах, настолько точно в этой драме Олегом Янковским был передан образ и душевные метания главного героя Сергея Макарова потерявшегося советского человека, переживающего кризис среднего возраста (Янковский, кстати, получил за эту роль Государственная премию СССР в 1987 году).

– лужайка под Владимиром, где снималась финальная сцена фильма, была лично выкошена композитором вручную.

Оформить заказ пластинки можно на нашем сайте

5 thoughts on “ems в ташкенте

  1. Александр, спасибо, для меня тоже большое счастье что эти песни удалось отыскать в хорошем качестве. Будем вести дальше переговоры с Вадимом Юрьевичем, возможно найдутся ещё интересные фонограммы для других кинофильмов. За веткой на клем.ру слежу давно, мне тоже оттуда телефон скидывали, но он, насколько я помню, был нерабочий, да и тот, что был взят в Союзе композиторов Украины, уже пару лет как устарел. Повезло что я в своё время по нему в итоге дозвонился и обменялся с композитором личными контактами.

  2. Много раз браво!!! Вы исполнили мечту очень многих, и мою в том числе! Гениальная музыка сохранена! Спасибо огромное!
    (Небольшое дополнение к заметке: в фильме также звучит песня в исполнении Джо Дассена “Le petit pain au chocolat” (1969) в сцене дня рождения).

Leave a Comment