Лубаантун – место упавших

Лубаантун – место упавших камней

Этот позднеклассический церемониальный центр, расположенный на юге Белиза, отличается необычным стилем в архитектуре. Большие пирамиды и резиденции отделаны каменными блоками, подогнанными друг к другу без строительного раствора. Поскольку в обнаруженных строениях не было найдено дверей и проходов, было сделано предположение, что на их вершинах раньше стояли деревянные постройки-здания, и так как они были сделаны из непрочных материалов, то поэтому не сохранились. На языке майя название Лубаантун означает место упавших камней.

Лубаантун расположен к северу от реки Колумбия, где-то в 3 километрах от деревни Сан-Педро-Колумбия, но доступа туда на общественном транспорте нет. Чтобы добраться до руин городища необходимо совершить 20-минутную пешую прогулку через джунгли. Размещение для туристов возможно в городе Пунта-Горда, который расположен в 35 километрах от Лубаантуна или в деревне Сан-Антонио, расположенной в 9 километрах от городища.

В большинстве своём пирамиды Лубаантуна представляют собой каменные платформы, на вершинах которых когда-то располагались строения из непрочных материалов. В то время как на пирамидальных платформах есть лестницы и террасы, резного орнамента и других декораций зданий, которые в обилии были найдены в других городах майя, в Лубаантуне нет; в Лубаантуне такие декорации были, вероятно, на деревянных постройках, которые располагались на вершинах пирамид. Кроме того, в контрасте с городищами Ним-Ли-Пунит и Ушбенка, в Лубаантуне нет и резных каменных монументов.

Люди в городище жили 100-200 лет и, по всей видимости, он был центром территории именно в тот период. По мнению Нормана Хэммонда по всей видимости, на это место люди пришли после 700 года н.э. и основали региональную столицу в Лубаантуне, который функционировал как религиозный, административный, политический и коммерческий центр региона. Считается, что Лубаантун был самым большим доисторическим поселением в южном Белизе (Sоuthеrn, 2007) с пиковым населением в 20.000 человек, причём большая часть населения жила в простых хижинах вокруг городища.

Городище

Лубаантун (место упавших камней) позднеклассический церемониальный центр с 11 главными строениями, сгруппированными вокруг 5 основных площадей. Исследование Хэммонда показало, что городище состоит из 3 концентрических зон, которые выполняли различные функции: внутренняя зона с религиозными зданиями, затем церемониальные строения вместе с площадками для игры в мяч и наконец, зона жилых зданий. Строения в основном были построены из известняка и песчаника.

Центр расположен на высоком 36-километровом горном хребте. Не став выравнивать вершину хребта, как майя поступили в Шунантунич, в Лубаантуне была предпринята попытка систематического подравнивания и заполнения склонов землёй, делая их более вертикальными и превращая вершины в широкие плоские платформы.

Одной из потрясающих характеристик Лубаантуна являются его здания, которые были построены без помощи строительного раствора: каждый камень, использованный при постройке, был тщательно замерен и чётко подогнан к другому в кладке. Крепость построек, таким образом, полностью зависела от точности подгонки камней друг к другу, а не от каких-либо строительных растворов. Для многих строений Лубаантуна характерны закругленные углы. Всё это отличает строения Лубаантуна от строений майя классического периода в других частях Месоамерики.

Также следует отметить найденные гробницы и 3 площадки для игры в мяч. Одну такую пустую гробницу, что нехарактерно для традиций майя, обнаружил под огромным замковым камнем Томас Ганн (Gаnn, 1905). Ещё одной особенностью Лубаантуна является отсутствие стел в городище.

Самое высокое строение городища возвышается на 11 метров над площадью и с его вершины открывается великолепный вид на подножье гор и прибрежную равнину.

Археологические работы

О Лубаантуне впервые стало известно правительству в конце 19 века от жителей поселения Толедо, что возле Пунта-Горда, а в 1903 году Губернатор (Белиз тогда ещё был колонией) направил на его исследование Томаса Ганна. Ганн исследовал и раскопал основные строения вокруг площади IV и пришёл к выводу, что город, должно быть, населяло большое количество жителей; его отчёт о работе был опубликован в Англии в 1904 году.

В 1915 году Лубаантун исследовал Р.Е. Мервин из Гарвардского университета. Он обнаружил и другие здания, выявил площадку для игры в мяч и зарисовал первый план городища; также он сделал первые фотографии Лубаантуна. Проводя раскопки площадки для игры в мяч, он обнаружил три резных каменных маркера, на каждом из которых были выгравированы двое мужчин, играющих в знаменитую игру майя в мяч. Эти маркеры для площадки для игры в мяч были вывезены в музей Пибоди Гарвардского университета. К сожалению до своей кончины Мервин не успел опубликовать отчёт о проделанной работе.

В 1926 году Британский музей отправил в Лубаантун экспедицию, которую возглавил Т.А. Джойс, а в 1927 году к экспедиции присоединился Джон Эрик С. Томпсон, который затем будет одним из ведущих майянистов своего времени. Томпсон опроверг версию Джойса о том, что архитектура Лубаантуна была выполнена в стиле внутрь и наружу, показав, что попеременно то выступающие, то утопленные камни являются следствием воздействия на них корневых систем деревьев. Томпсон раскопал несколько фаз строительства зданий, но в конце сезона его отправили на исследование только что найденной возле гватемальской границе в Пусильхе стелы.

Работы в Лубаантуне не возобновлялись вплоть до 1970 года, когда свои раскопки начал проводить Норман Хэммонд на тот момент он был докторантом Кэмбриджа. Поражённый нехваткой информации по истории этого региона, Хэммонд нанёс на карту церемониальный центр и окружающие его здания, дал свой период проживания людей на месте 730-890 гг. н.э., и реконструировал историю городища.

Во время раскопок в Лубаантуне было также найдено множество замысловатых миниатюрных керамических фигурок. Большинство из них имеют размеры от 1 до 5 сантиметров и сделаны они в форме свистулек; также они примечательны тем, что являются ранним примером изготовления подобных предметов по форме (трафарету). Эти фигурки выполнены с большим мастерством и представляют зооморфные и человеческие существа. Более того, были найдены каменные зернотёрки, бирюза, ракушки и много керамических осколков. Среди находок есть и обсидиановые лезвия с нефритом минералы, которые поступали из гватемальских гор.

И хотя сейчас нет широкомасштабных проектов исследования Лубаантуна, всё же городище иногда приковывает к себе внимание, как, например, в проводимом Ричардом Левенталем из университета штата Нью-Йорк исследовании связей между городищами южного комплекса.

Место и доступ

Лубаантун расположен на горном хребте (60 метров над уровнем моря) над долиной, которую в 500-ах метрах от городища пересекает приток реки Колумбия, что давало жителям региона возможность связываться с берегом Карибского моря. Потоки воды, текущие у основания хребта и ниже городища, дают необходимую влагу для пышных тропических лесов. На берегах реки Колумбия расположена традиционная деревушка майя Сан-Педро-Колумбия, один из больших сообществ майя в округе Толедо.

До Лубаантуна можно добраться как по тропинке (в 3 километрах от деревни), так и на каноэ по реке, мимо частных возделываемых полей. На общественном транспорте до Лубаантуна не добраться. На территории археологической зоны есть туалет и место для пикника, но нет питьевой воды. С юго-западной террасы городища посетителям открывается потрясающий вид на болотистую низменность южного Белиза и на Карибское море за ней. Размещение для туристов возможно в городе Пунта-Горда, который расположен в 35 километрах от Лубаантуна или в деревне Сан-Антонио, расположенной в 9 километрах от городища.

В археологической зоне Лубаантун есть небольшой центр, где посетители смогут ознакомиться с коллекцией керамических фигурок, других изделий из керамики, карт и другой информацией. Смотрителями Лубаантуна являются местные эксперты, которые помогали проводить раскопки городища и реставрировать здания попросите их и они проведут с Вами 2-часовую великолепную и информативную экскурсию по городищу. Посетители могут свободно бродить по археологической зоне оказаться одному среди исторических монументов несложно.

Живой Лубаантун

Занятием археологов является как можно более чёткое воссоздание прошлого на основе данных, которые он или она добыли во время раскопок. Анализ данных из Лубаантуна Нормана Хэммонда является ярчайшим примером того, как подобная реконструкция может возродить к жизни прошлое сообществ.

Хэммонд первым оценил территорию, которую контролировал Лубаантун территорию, окружённую горами Майя на северо-западе, побережьем Карибского моря на юго-востоке и краем бассейна Рио-Гранде с другой стороны.

То, что произрастало и производилось в различных природных зонах контролируемой территории привозилось на рынок в Лубаантуне, а затем перераспределялось далее: С гор поступали вулканические камни для топоров и зернотёрки, крупная дичь и шкуры; у подножья хребта жила основная часть населения, выращивая кукурузу и бобы, и охотясь на оленей, пекари, гибнут (Аgоuti pаса) и диких птиц; на прибрежных равнинах можно было вести охоту на крупных зверей, пернатую дичь, а в болотистых местах найти медицинские травы и множество плодов различных растений, а также собирать с деревьев смолу копал. Рио-Гранде течёт через прибрежную равнину прямо в Карибское море, и эту территорию населяло второе по величине население, которое занималось охотой на морских животных, рыбалкой и сбором моллюсков. Их они переправляли на лодках вверх по реке в Лубаантун и в поселения, расположенные у подножья хребта, и производили обмен на маис: 40% животных костей и множество раковин, найденных в Лубаантуне в 1970 года, были морского происхождения, а в городах на морском побережье были найдены зернотёрки. Некоторые из рыбьих костей принадлежали глубоководным рыбам это указывает на то, что жители побережья выходили в море дальше коралловых рифов и ловили такие рыбы как макрель-фрегат и акулу.

Но в то время пока Лубаантун в большей степени был зависим от продукции произведённой на контролируемой территории, некоторые предметы завозились из высокогорья Гватемалы: жадеит (найденный только в вулканических высокогорьях Гватемалы), обсидиан (чёрное вулканическое стекло, используемое в качестве лезвий для ножей) и зернотёрки. Очевидно, что и в Лубаантуне должно было что-либо производиться для обмена на эти предметы; Хэммонд пришёл к заключению, что такой разменной монетой были какао-бобы универсальная валюта доколумбовой Месоамерики. Территория вокруг Лубаантуна обладает первоклассной почвой для выращивания какао, также там выпадает необходимое для какао количество осадков и держится нужная влажность; кроме того, Эрик Томпсон заметил в 1930 году, что торговцы из Кобана, что расположен в высокогорьях Гватемалы, до сих пор покупают здешний какао, а источники 16 и 17 века указывают на то, что торговля сохранялась и после конкисты. Ключевое доказательство этой версии было найдено во время раскопок в Лубаантуне в 1970 году была найдена фигурка музыканта, носящего на себе плод какао как кулон, а это указывает на то, что в 8 веке жители этого района были знакомы с какао; другая фигурка демонстрировала наличие контакта между Кобаном и Лубаантуном.

Превосходная реконструкция Хэммонда, основанная на результатах проведённых раскопок, экологического анализа и знания о связанных с Лубаантуном городищах, возродила к жизни Лубаантун был сделан ещё один шаг к пониманию культурного наследия Белиза и всей Месоамерики.

Leave a Comment