новознаменка петергофское шоссе

УСАДЬБА / ЛИГОВО
Слова НОННЫ МУРАШОВОЙ

История усадьбы восходит к 1765 году, когда Екатерина Вторая пожаловала своему фавориту графу Григорию Григорьевичу Орлову мызу Лигово с деревнями Лигово, Ивановская, Новая, Старое Паново, Новое Паново, Новое Коерово и Сосновка. Земли поместья находились между дачами Александрино и Новознаменка и простирались от Финского залива до Лиговского канала. Имение пересекала Петергофская дорога с регулярным ансамблем загородных дач. Их чёткий ритм был обусловлен разбивкой территории на узкие участки, вытянутые от залива в глубину. На гребне террасы строили дома, перед ними на склонах рыли пруды, устанавливали цветники и партерные сады. За постройками, в лесистой местности создавали парки с прудами и каскадами. Эту цепочку лишь изредка прерывали пустопорожние места.

Лиговский усадебный дом стоял в версте от Петергофской дороги, в глубине, неподалёку от запруды, устроенной с помощью плотины на речке Лиговке. Берега водоёма обсадили вётлами (ивами разных сортов) и поставили знатную, по выражению немецкого этнографа И. Г. Георги, водяную мельницу. Около дома, в Зеркальном пруду насыпали островок и поставили туфовый грот модный элемент увеселительных садов XVIII века. Заболоченную землю у Петергофской дороги осушили канавами.
Лиговский дом представлял собой загородный особняк виллу. Нижний этаж, обработанный рустом, служил пьедесталом для верхнего парадного, который по центру фасадов был оформлен ионическими портиками, охватывающими высокие окна и изящные барельефы над ними. Балконы перед портиками опирались на выступы ризалиты. Здание завершалось восьмигранным бельведером, который прорезали арочные и полуциркульные проёмы.
Автором проекта, вероятнее всего, был Ж. Б. ВалленДеламот. Документально это не установлено, но слишком очевидно сходство архитектурных приёмов с постройками зодчего 1760-х годов: Академией художеств, северным павильоном Малого Эрмитажа, дачей Александрино, домом Л. А. Нарышкина (позже Мятлевых) на Исаакиевской площади. Кроме того, французский архитектор и фаворит императрицы были хорошо знакомы. Именно ВалленДеламот строил южный павильон Малого Эрмитажа и проектировал дом Вольного экономического общества, основателем которого был Григорий Орлов.

По завещанию графа в 1783 году Лигово и замок Лоде под Ревелем унаследовала его побочная дочь Наталья Александровна Алексеева, вышедшая замуж за Фёдора Фёдоровича Буксгевдена. Он сделал блестящую карьеру от адъютанта до генерала от инфантерии, и Павел Первый утвердил за ним графский титул. Любимец А. В. Суворова, Буксгевден отличился в битве при Аустерлице, командовал русской армией в шведской войне 18081809 годов. После отставки он выстроил церковь святых мучеников Адриана и Натальи на Старопановском кладбище, где и был похоронен в 1811 году.

Лигово перешло к его сыну Петру Фёдоровичу Буксгевдену. Он принимал участие во всех военных кампаниях первой трети XIX века, а в 1831 году перешёл на статскую службу в министерство внутренних дел. С того времени дворяне Санкт-Петербургского уезда в течение нескольких лет избирали его своим предводителем. Перейдя в корпус жандармов в чине генералмайора, Буксгевден в 1840 году продал Лигово графу Григорию Григорьевичу Кушелеву.
Г. Г. Кушелев, как и отец адмирал флота стал военным, но избрал своей специальностью артиллерию. Он дослужился до звания генерал-лейтенанта, был директором артиллерийского департамента, входил в состав Военного совета. Приобретя Лигово, он занялся преобразованием имения и усадьбы. Об этом поведал в своих мемуарах граф Сергей Дмитриевич Шереметев. По-соседски он был частым гостем Кушелевых, как в столице, так и на Петергофской дороге: по Фонтанке их дома стояли рядом, Ульянка находилась неподалёку от Лигова. Я ещё застал старика графа Кушелева, который был заслуженный и важный генерал, приятель моему отцу Он был хороший хозяин и завёл у себя образцовый порядок. В Лигове у него был управляющим англичанин Маклоклин, и всё имение приняло вид владения какого-то английского лорда. После смерти графа умер и Маклоклин. Графиня была бездетна и в делах ничего не понимала В любимом своём Лигове, где каждый уголок был ей дорог памятью мужа, вела она открытую светскую жизнь

Гостеприимно принимала графиня в своём Лигове, всех поражая наружным порядком этой богатой усадьбы с прекрасным старинным домом, с дорогими произведениями искусства, с портретами и роскошным, на английский лад поддержанным парком, с шоссейными дорогами для прогулок в разных заморских и изысканных экипажах Кого, кого здесь не бывало в Лигово!
Действительно, в середине XIX века небольшая дача Орлова превратилась в престижную загородную резиденцию. Для преобразования усадьбы Кушелев привлёк придворного архитектора А. И. Штакеншнейдера, который ранее перестраивал его столичный особняк у Симеоновского моста. Усадьба значительно увеличилась за счёт разбивки английского пейзажного парка с западной стороны. Рельеф обработали террасами. Провели сеть аллей и дорожек, создали видовые горки, выкопали пруды. Дом соединили крытым переходом с кухней, к северу от него организовали отдельные зоны фруктовый сад с оранжереями, конюшни, птичий и скотный дворы. Тогда в Лигово пришла агрономическая слава: в образцовопоказательное хозяйство ездили учиться приумножению урожаев и знакомиться с новой техникой. Эта усадьба стала называться Большое Лигово, а Малым Лигово была дача с пристройками, парком и прудом у пересечения Петергофской и Красносельской дорог.

В 1798 году этот участок купил у Ф. Ф. Буксгевдена Пётр Амплиевич Шепелев; Кушелев вернул его в состав Лиговского имения.
К концу жизни графини Екатерины Дмитриевны Кушелевой управляющие довели поместье до разорения. В 1874 году Лигово с торгов досталось купцу первой гильдии Павлу Григорьевичу Курикову, распродавшему имение по частям. Владельцем 78 десятин с усадьбой стал Константин Матвеевич Полежаев, представитель нового класса буржуазии. Инженер-технолог по образованию, он был председателем правления Петербургско-Московского коммерческого банка, владел двумя доходными домами и жил в собственном доме 57 на Большой Морской улице.
В 1909 году его сын Борис Константинович Полежаев, надворный советник, директор правления Южно-Русского металлургического общества, член правления Петербургского коммерческого банка, устроил дачный посёлок, протянувшийся вдоль железной дороги между станциями Дачное и Лигово.

Об оживлённой дачной жизни тех лет петербургские старожилы вспоминали: Лигово привлекало хорошим Полежаевским парком. Речка Лиговка была запружена, образовала среди парка большой пруд, близ берега которого был островок, а на нём туфовый грот. Помимо приятных прогулок, катания на лодках, купания, рыбной ловли, по воскресеньям в парк привлекала хорошая музыка. Выступления симфонического оркестра графа Шереметева происходили на особом плоту. Он отчаливал с музыкантами от берега, становился посреди пруда, и начинался концерт. Вокруг катались на лодках. Много народу слушало музыку, сидя на скамеечках вокруг пруда или гуляя по прибрежным аллеям. На эти концерты приезжала публика из Красного Села. Там стояли лагеря гвардейских полков. Офицеры были верхами, их дамы в колясках и ландо Для развлечения дачников местное добровольное пожарное общество устраивало по субботам танцы и любительские спектакли.
Симфонический оркестр и пожарную дружину содержал граф Александр Дмитриевич Шереметев, последний владелец Ульянки и Александрино, известный музыкальный деятель, композитор, начальник Придворной певческой капеллы, организатор общественных концертов в Петербурге и энтузиаст пожарного дела.
Полежаевским парком по фамилии последних владельцев назвали ядро Лиговского имения, ограниченное Петергофским шоссе, Красносельской дорогой (проспект Маршала Жукова) и западной границей английского парка (ныне Авангардная улица). В этом треугольнике находились усадьбы Большое и Малое Лигово, разделённые лугами и сенокосами деревни Лигово, которая располагалась вдоль Красносельской дороги у проезда к плотине. Центр проходил по водной оси речке Лиговке с запрудой, тянувшейся на полторы версты (до проспекта Народного ополчения).
С разрушением плотины исчезла главная достопримечательность усадьбы Зеркальный пруд. Теперь речка Лиговка, переименованная в Дудергофку, петляя и извиваясь, узкой лентой течёт в низких берегах. Её русло направлено в Дудергофский канал, прорытый вдоль Петергофского шоссе. Ложе дна и склоны запруды, изрезанные обрывами, оврагами и балками, заросли ивняком и ольшаником. Новостройки по Авангардной улице глубоко внедрились в английский парк, но ещё можно отыскать некоторые следы былой усадьбы: осушительные канавы, пруды у птичьего двора, террасы со старыми посадками, дорожки. Одна из них до сих пор ведёт от канала к бывшей плотине, где над речкой протянулись трубы. Отходящие от этой оси тропинки позволяют ориентироваться по историческому плану и определить место скотного двора, оранжерей и усадебного дома. Правда, памятники архитектуры XVIII века в 1932 году разобрали на кирпичи за ненадобностью.
Территория по правой стороне речки не уменьшилась, но земли деревни Лигово заболотились, поросли молодым лесом, по сторонам проезда огромное автохозяйство и свалка. О даче Малое Лигово напоминают старые деревья на террасе и пруд, положивший начало Дудергофскому каналу. Сейчас из всех земель бывшей усадьбы облагорожен только приречный участок, там, где во время Великой Отечественной войны проходила линия обороны Ленинграда Кировский вал. Вдоль него посадили 900 берёз, которые символизируют девятисотдневную защиту города. Эта аллея пересекает парк и соединяет памятные обелиски на Петергофском шоссе и проспекте Маршала Жукова.

Leave a Comment