Русская народная резьба

Русская народная резьба и роспись по дереву.
О коллекции

Среди крупнейших собраний русского народного искусства коллекция художественных изделий из дерева в Загорском музее одна из наиболее богатых и полных. В конце 1930-х годов Музей народных художественных ремесел в Москве по инициативе 3. Я. Швагера собрал первые, буквально единичные, предметы русского крестьянского быта, сделанные из дерева. В эти же годы в музей была завезена и редкая по ценности коллекция волжской домовой резьбы, в комплектовании которой принял участие уже известный в те годы знаток и исследователь народного искусства Поволжья М. П. Званцев. В 1941 году собрание этого музея было передано Загорскому государственному историко-художественному музею-заповеднику, где работа по комплектованию коллекции была продолжена. За последние два десятилетия музей провел более 50 научных экспедиций по сбору и изучению русского народного искусства. Большинство произведений, представленных в альбоме, собрано во время этих поездок. Территория, обследование которой велось в 1950-е и 1960-е годы Загорским музеем, обширна. Она включает в себя весь русский Север (Архангельская и Вологодская области), земли, лежащие по верхнему и среднему течению Волги (Горьковская, Костромская, Ярославская и Калининская области) и далее на запад (Смоленская, Псковская, Новгородская и Ленинградская области).

Коллекция изделий из дерева, собранная на этой территории, представляет огромный интерес прежде всего благодаря ее большой художественной значимости. Кроме того изучение искусства одной области в течение нескольких лет часто давало возможность открыть совершенно новые центры народного творчества. Собрание Загорского музея не только позволяет дополнить начатую исследователями еше до революции классификацию многих разделов русского народного искусства, но во многих случаях является единственным источником, дающим возможность впервые аннотировать отдельные произведения многих дореволюционных коллекций, при сборе которых не придавалось значение научной паспортизации.

Русский Север и земли верхнего и среднего Поволжья это самые лесные районы европейской части России. Лиственницу, сосну, ель, березу, клен и многие другие породы деревьев человек с давних времен использовал для изготовления всего, что было необходимо в его быту. Из дерева рубили жилище и все хозяйственные постройки вокруг дома, создавали скульптурные изображения богов, воздвигали храмы, сооружали большие и малые суда, делали мебель, почти все орудия труда, мастерили посуду и детские игрушки. Это был самый доступный, прочный и легко поддающийся обработке материал. Не последнее место среди перечисленных достоинств играла и красота материала его разнообразный цвет и естественный узор древесины, которые так превосходно умели использовать мастера в своих поделках. Человек издавна стремился не только окружить себя необходимыми в его быту предметами, но и украсить их. Чувство красоты в нем развивалось неотрывно от процесса труда, оно рождалось из потребности творчества, отражая эстетические идеалы и духовную культуру человека. Так, из века в век, вбирая все лучшее, что было создано раньше, складывалась национальная культура, искусство русского народа. Народное искусство тем и прекрасно, что это детище всего народа.

Его могучее течение вобрало в себя все источники прекрасного и пронесло через века живительные свежие воды неисчислимых родников народного творчества. Именно в народном искусстве наиболее ярко проявился национальный вкус. В нем народ отразил мечты о прекрасном, свои надежды на счастье. В творчестве, в неудержимом полете фантазии народные мастера переносились в чудесный мир красоты. Произведениями подлинного большого искусства наполнен был каждый крестьянский дом, который и сам очень часто был прекрасным памятником деревянной архитектуры. Сани и дуги, сундуки и люльки, прялки и швейки, вальки и трепала, ковши и солоницы искусно украшались резьбой и росписью. В лесных областях России особенно было развито плотничество. Большое значение в русском деревянном зодчестве придавалось резному декору сооружений. Наиболее яркой страницей этого искусства была домовая резьба Поволжья. Избы, нарядно одетые резьбой, напоминают сказочные терема. Узорные доски с сочной, высокой рельефной резьбой с заглубленным фоном подчеркивают и выявляют конструктивные особенности сооружения. Контрастируя с бревенчатой постройкой, узорные доски уже издали выявляют основные объемы глубина западающего в тень фронтона подчеркнута ярко освещенными крыльями, светелочный проем окаймлен рельефной рамой наличника, под лобовой доской идут широкой орнаментальной полосой наличники окон, торцовые доски четко ограничивают края сруба, резные очелья ворот и калитки, нависая над полотнами створок, завершают фасад этого выразительного архитектурного комплекса.

Пышный растительный узор круглыми завитками бежит по резным доскам, заплетая в свои побеги то крупные головки цветов, напоминающих ромашку, то грозди винограда, то декоративные плоды, похожие на огромные шишки каких-то сказочных деревьев. И в густоте пышного и ритмичного растительного узора словно позируют львы с очеловеченными головами, берегини в облике русалок, сирины в царственных коронах. И наконец, на самом близком рассмотрении они восхищают нас иной, новой красотой совершенством резьбы, мелкой разделке которой мастера Поволжья придавали большое значение. Мы любуемся не только художественной образностью и мастерством исполнения резьбы, но и самим материалом иссеченным резьбою деревом. Выветрившееся за многие десятилетия под открытым небом, дерево играет сейчас не только цветом, но и рисунком волокон. Одним из традиционных украшений крестьянского дома на протяжении почти всего 19 века была узорная лобовая доска, которая как бы венчала сруб, отделяя его от фронтона. Очень редко растительный узор шел непрерывной сплошной лентой, равномерно заполняя всю лобовую доску от края до края. Обычно четко намечался композиционный центр, которым служила иногда дата, заключенная в рельефную рамку. По сторонам от нее размещались львы, русалки и сирины. Иногда это был вазон, из которого выходили стебли гирлянды. И совсем редко имя и инициалы мастера, как на лобовой доске дома работы известного мастера Поволжья Михаила Малышева, чья фантазия не знала предела, словно его долото было наделено волшебством. Крупнейший исследователь домовой резьбы Поволжья М. П. Званцев назвал Малышева классиком нижегородской резьбы.
Наравне с богатой орнаментикой лобовых досок с большой пышностью украшали под ними и красные окна дома, то есть окна, большие по размеру в отличие от маленьких волоковых, по обе стороны одного большого красного окна. Густота и пышность узора прекрасно подчеркнута гладким деревом ставней и вертикальными брусьями наличника. Особенно нарядно украшали мастера Поволжья наличники светелочных окон. Занимая сильно западающее пространство фронтона, наличник светелки являлся декоративным его центром. Решался он очень скульптурно, объемно и всегда был ярко освещен. В резьбе светелочных окон поражает творческая фантазия мастеров: здесь и элементы классической архитектуры, прекрасно вписанные в общую композицию наличника, и сказочные существа, и витые деревянные колонки, и птицы в ореоле лучей солнечных розеток. Красивая и живая текстура дерева обращает на себя внимание при рассмотрении деталей резьбы фрагментов растительного узора и изображений разнообразных сказочных существ. Ритмичный живой узор волокон дерева подчас превосходно выявляет пластику рельефных изображений, подчеркивает выразительность глядящих на зрителя загадочных сиринов и берегинь, помогает донести живую мимику кошачьей морды льва. Естественный узор волокон то прорезает морщинками лоб, то тонкими лучами разбегается от глаз по округлости щек, то подчеркивает смешливую линию носа, то залегает вокруг сложенного в гримасу рта. Мастер тонко чувствовал материал и почти всегда заставлял его усиливать выразительность своих образов. Вот почему сказочные персонажи в деревянной резьбе Поволжья, возникшие возможно под влиянием белокаменных рельефов древних владимиро-суздальских архитектурных сооружений, воспринимаются совершенно по-новому и приобретают свои, присущие только деревянной народной пластике черты.
Одним из наиболее интересных и самых распространенных изображений волжской домовой резьбы является образ берегини, который не встречается ни в одном другом виде русского народного искусства. Название берегиня не оставляет сомнения в том, что когда-то это существо должно было оберегать. По-видимому, оберега в образе русалки резалась сначала на судах, и возник этот образ еще в те далекие времена, когда верили в добрую силу божества, которое оберегало людей во время плаваний от злых духов стихии. Такой короткий путь развития свидетельствует об очень древних традициях. Вероятнее всего глухая резьба заимствована из украшений волжских судов.

Если в деревянной архитектуре Поволжья есть какая-то уютная камерность, то деревни Севера производят совершенно иное впечатление. Они с первого взгляда поражают грандиозностью построек, строгостью форм и сдержанностью декора. Под кровлей одного северного двухэтажного дома иногда находилось до 10 жилых изб (клетей или срубов). Четыре из них, расположенные в два этажа, и светелка над ними выходили на фасад, на главную улицу, которая шла параллельно дороге или реке. Две избы, поставленные в два этажа, выходили на один боковой фасад, две на другой. Сруб задней избы врезался своим объемом непосредственно в скотные дворы. В ней грели воду для скота, приносили на зиму телят. Под одной кровлей с этими избами находились и скотные дворы, непосредственно примыкавшие к задней части жилого комплекса. Над ними, через всю их длину, вторым этажом шла поветь не разгороженное огромное помещение для сена и крестьянского инвентаря. ПОВЕТЬ имела протяженность иногда в четыре-пять срубов, с самостоятельными воротами на втором этаже, куда по бревенчатому настилу въезжала лошадь с возом сена. Резному декору в северных домах уделялось очень небольшое место. По-видимому, было трудно одеть всю постройку резьбой. Здесь любили украшать крыльцо наружной лестницы на второй этаж, которая шла вдоль стены избы. Большое внимание придавалось оформлению массивного столба, на котором держалось крыльцо, напоминающее сказочный теремок. Крыльцо имело витые колонки, небольшой конек на крыше и подзор, который, как узкое кружево, сбегал вниз по навесу лестницы. Узкий кружевной узор резали и на досках причелин огромного фронтона. Иногда их заканчивали полотенца свисающие доски тоже со сквозной резьбой. Окно светелки на фронтоне часто имело небольшой балкон, оформленный таким же узким деревянным кружевом и витыми колонками. Венчал всю эту стройную, грандиозную северную постройку охлупень огромное бревно лиственницы, корневищу которого придавали облик коня, утицы, а иногда оленя. Долгие века сделали форму настолько совершенной и прекрасной, что люди ставили их не только как необходимую деталь сложной деревянной постройки, но и как обязательное украшение всего дома. Еще и сейчас далеко на Севере, в глухих местах на реке Мезени, сохранились деревни с такими избами. На высоком берегу, над просторами огромной северной реки стоят строгие дома-великаны, и в небо поднимаются четкие горделивые силуэты коней, утиц, которые красуются своей отточенной выразительной формой. В Тарногском городке Вологодской области на новые избы и сейчас переносят коней со старых построек. Охлупни, воспроизведенные в альбоме, были сняты и вывезены в музей во время экспедиции 1959 года на Северную Двину.

Образ коня в русской народной деревянной скульптуре был наиболее распространенным. И рядом с крупными, монументального плана произведениями, к которым следует отнести охлупни Севера, большой интерес представляют детские игрушки коньки. Они имели широкое распространение и на Севере и в Поволжье. В каждой области выработались свои формы и характер декора этой маленькой деревянной скульптуры. Но будь то конек с северной реки Мезени или с Волги, их неизменно сближают черты, присущие всей деревянной русской скульптуре: условность в решении образа, обобщенность формы, предельная выразительность. Большими планами резал игрушечник с Мезени своего деревянного конька, несколькими ударами топора рубили игрушку на Волге. Ярко, немногословно раскрашивали деревянных коньков в Гороховце. Но несмотря на условность приемов резьбы, форм и росписи, образ коня, то могучего и неподвижного в своем величии, то буйно-веселого и стремительного, предстает перед нами во всей своей выразительности. Технические приемы резьбы, особенности формы произведений из этих центров имеют многовековые традиции.

В русском народном искусстве встречаются отдельные уникальные произведения, выполненные мастерами вне связи с устоявшимися традициями. К таким произведениям, имеющим большую художественную ценность, относятся воспроизведенные в альбоме улей в виде медведя и два скворечника старик и старуха. Особенно высокой оценки заслуживает скульптурное изображение медведя. Большого размера, медведь решен очень условно. Резчик почти сохранил форму массивного бревна. Эти редкие для народного быта предметы являются ярким свидетельством того, насколько широки и неограниченны творческие возможности народа, как велико его стремление к красоте.
Большое место в оформлении фасадов и интерьеров домов занимала роспись. Ее приемы, так же, как и в резьбе, разнообразны. Художественный интерес представляют декоративные росписи фасадов изб русского Севера. Росписью покрывались обычно защищенные от дождя и снега части дома: нижняя сторона широких навесов крыши, балкон светелки и фронтон. Роспись была очень крупной, декоративной, яркой по цвету. Часто применялся узор в цветную шашку, очень любили писать цветы, и иногда гладь фронтона превращалась в изображение пышного сада. По обе стороны светелочного окна вписывались декоративные фигуры львов, а иногда изображались хозяин и хозяйка дома, как бы стоящие на балконе. Но многое из этих декоративных росписей уничтожило время, и до нас дошли только отдельные фрагменты. Лучше сохранилась роспись крестьянских интерьеров. Особенное распространение она имела в областях русского Севера. В XIXвеке, а часто еще и в первые десятилетия XX века роспись покрывала почти весь интерьер северной избы. Она делалась без предварительного рисунка свободными живописными ударами кисти, которые подчеркивались потом пробелами (оживками). Мотивы этой росписи разнообразные цветы. Расписывали голбец (крытая отгородка рядом с печкой, с дверью на лестницу в нижнюю клеть), подпечек со створками (куда прятали ухваты), залавошник для посуды, судницу в несколько створок (которая шла от печки вдоль боковой стены), воронец (балка для полатей), полку для икон в красном углу, входную дверь.

Leave a Comment